Воронцовский парк

Впервые сельцо Воронцово упоминается в духовной грамоте московской княгини Софьи Витовтовны в 1451 г., когда здесь располагалась великокняжеская вотчина.

В XVI веке сельцо принадлежало роду бояр Воронцовых, представителям одной из его рано исчезнувшей ветви.

Воронцов Федор (Демид) Семенович (ум. 21.7.1546 г.) – русский государственный деятель, боярин, сын боярина С.И.Воронцова. В 1531-1532 гг. был членом посольских комиссий о делах казанских, входил в состав посольства в Литву. В правление Шуйских вследствие борьбы дворцовых группировок в 1543 году сослан в Кострому. После их свержения в конце 1543 года занял руководящее положение в правительстве царя Ивана IV, став его главным советником. Опирался на старую московскую знать для укрепления своего положения, пытался установить контакт с зажиточными кругами посадского населения. При нем усилилась борьба с Казанским царством (поход 1545 года). Под давлением Глинских, родственников матери царя, обвинен в измене. По приказу Ивана IV был казнен вместе с племянником Василием Ивановичем Воронцовым и князем Иваном Кубенским.

Земли, принадлежавшие Воронцову, перешли в царский удел. В начале XVII века «пустошь, что была деревня Воронцова» Московского уезда Чермнева стана уже принадлежала боярину князю Борису Александровичу Репнину.

Князья Репнины вели свой род от святого князя Михаила Черниговского и его потомков князей Оболенских. Родоначальником собственно Репниных был князь Иван Репня Оболенский. Отец владельца Воронцова, князь Александр Андреевич Репнин, «в списке боярского списка 7119 году (1611), каков сыскан в разряде после московского от Литвы разорения, написан в дворянех». Его сын, князь Борис Александрович Репнин, в 1616 году упоминался в стольниках, как пожалованный за московскую «осадную службу». В 1640 году царь Михаил Феодорович пожаловал его в бояре. В течение жизни князь Борис служил Отечеству на разных ответственных постах как судья в разных приказах и как воевода в городах Астрахань, Севск и Белгород. В 1653 году царь Алексей Михайлович посылал его Великим Послом в Польшу и Литву к королю Яну-Казимиру. Во время смоленского похода он назначался полковым воеводой в Смоленск «для обережения от приходу воинских людей».

В начале XVII века (об этом упоминается в 1616 году) Воронцово дали князю Борису Репнину из поместного Приказа «за Московское осадное сиденье», а позже закрепили в вотчину.

О Воронцове указывается в отказной книге Поместного приказа 1647 года, что «поместья и вотчины в Московском да в Боровском уездех в разных станех князь Борис Александрович Репнин отказал сыну боярину ж Ивану Борисовичу в Московском уезде в Чермневе стану починок на пруде, что слыла пустошь Баташево, пустошь, что была деревня Воронцова». (РГАДА, ф. 1209, оп.2, д.9840, с.149). Таким образом, становится ясно, что деревня Воронцово была разорена во время польско-литовского лихолетья и после этого числилась пустошью.

Князь Иван Борисович Репнин, следуя семейной традиции, служил судьей в разных приказах, и, как его отец, посылался воеводой в пограничные с Литвой и Польшей города. Царь Алексей Михайлович пожаловал его многими наградами, в том числе и земельными владениями. В 1679 году при царе Феодоре Алексеевиче он участвовал в походе против турецкого султана и крымского хана. Последние годы он служил судьей в приказе Казанского дворца.

При Иване Борисовиче Репнине Воронцово стало сельцом, то есть князь поставил здесь боярский дом с дворовым хоромным строением. По записям в отказной книге Поместного приказа мы узнаем, что его дети, князья Никита Иванович и Андрей Иванович Репнины, получили после отца в наследство «в Московском уезде в Чермневе стану вотчину селцо, что была пустошь Воронцова да пустошь Шатилова с починки, а в них пашни сто семь четвертей с осминою» (РГАДА, ф.1209, оп.4, д.5806, л.461-461 об.).

После смерти князя Андрея Ивановича Репнина, умершего бездетным, подмосковная перешла к его брату Никите. Князь Никита Иванович Репнин (1668-1726) был сподвижником Петра Великого, участником знаменитых сражений при Лесном и Полтаве. Он отличался отменной храбростью, но взгляды его были скорее консервативными. Может быть, поэтому он частенько оставался в тени при государе-реформаторе. В 1724 году Президент Военной Коллегии князь Никита Иванович был пожалован Екатериной I в фельдмаршалы (Русский биографический словарь. Рейтерн-Рольцберг. М., 1998, с.74).

В переписной книге вотчин Московского уезда первой четверти XVIII века в Чермневе стане упоминалось «за генералом за князем Никитою Ивановичем Репниным селцо Воронцово двор вотчинников, а в нем деловые люди Иван Федотов 40 лет, у него сын Тимофей 17 лет, Карп Емельянов 50 лет, Евдоким Федоров 39 лет, хлебник Денис Михайлов 48 лет, у него дети Яков 15 лет, Захар 10, конюх Павел Григорьев 40 лет, у него дети Василий 18, Павел 9 лет, да по сказке делового человека Ивана Федорова из того же вотчинникова двора деловые ж люди Лаврентий Кузьмин, Захар да Григорий Ивановы дети после переписи 1703 года померли, а Иван Сергеев да Ефим Денисов взяты в солдаты в 1710 году». Как известно, подушная перепись женского населения в то время не велась. (РГАДА, ф.1209, оп.1, д.9820, л.95-95 об.). Таким образом. в начале XVIII века во дворе княжеских вотчинников в сельце Воронцово числилось людей 10 душ мужского пола.

Из документов Поместного приказа известно, что в феврале 1714 года князь Никита Иванович Репнин «недвижимые свои в разных городах» имения «разделил детям своим князь Ивану, князь Сергею, князь Василью, князь Юрью, и по тому разделу означенное селцо Воронцово и пустошь Шатилово досталось сыну его князь Ивану Репнину» (РГАДА, ф.1209, оп.1, д.5712). По книгам Московского уезда «в той князь Ивановой вотчине княж Никитина сына Репнина, что ему написано в росписи за рукою отца генерала и кавалера князя Аникиты Ивановича в Чермневе стану в селце, что была пустошь Воронцова, да в пустоши Шатилово и в починке Иванкове написано пашни с примерною землею 107 четьи с осминою, а в дву потому ж». (РГАДА, ф. 1209, оп.1, д.9897, л.159).

После кончины князя Ивана его подмосковная Воронцово в Сетуньском стане досталась сыновьям Сергею Ивановичу и Петру Ивановичу Репниным, внукам фельдмаршала Никиты Ивановича. В 1744 году лейб-гвардии кирасирского полка ротмистр князь С.И.Репнин свое недвижимое имение при сельце Шатилове, Воронцове тож, «уступил брату своему лейб-гвардии конного полку ротмистру князю Петру Ивановичу Репнину, с принадлежащими к тому сельцу разными угодьи все без остатку». (РГАДА, ф.1209, оп.1, д.5712, л. 611). Интересно, что во второй половине XVIII века воронцовская вотчина называлась сельцом Шатилово, Воронцово тож. В справке Поместного приказа в Бегр-Коллегию о недвижимом владении генерал-поручика князя Петра Ивановича Репнина (январь 1763 год) сказано, что «в селце Шатилове, Воронцово тож мужеска полу в подушном окладе написаны 22 души, а дворов не расписано» (Там же, л.607-607 об).

С приходом в Воронцово нового хозяина, князя Петра Ивановича Репнина, создается архитектурный и садово-парковый ансамбль усадьбы.

Князь П.И. Репнин (дата рождения неизвестна, ум. в 1778 году) имел воинское звание генерал-поручика и служил в качестве обер-шталмейстера Высочайшего Двора. Одно время он состоял министром при Испанском дворе.

Несмотря на то, что усадьба Воронцово перешла к князю Петру еще в 1744 году, он, будучи постоянно занятым на государственной службе, смог перебраться сюда на постоянное жительство вместе со своей женой Марфой Ивановной, урожденной графиней Головкиной, только в 1760-х годах. Жизнь в усадьбе вдали от столичной суеты и придворной службы была совсем другой. Имение получило второе романтичное название – Беспечное.

До настоящего времени было известно очень мало исторических сведений о том периоде истории Воронцово. Один из самых ранних картографических документов «План Москве с ситуациею около онаго на тридцать верст» 1763 года (РГВИА, ф.846, оп.16, д.22168, л.2(3)) показывает «селцо Воронцово» еще до устройства здесь регулярного парка. На плане запечатлен комплекс построек парадного двора с главным усадебным домом. К нему подводили со стороны Калужской дороги через лес четыре прямых просеки. Господский дом и парадный двор с юга и севера фланкировали служебные корпуса. Позади главного дома имелся веер из трех аллей, теряющихся в усадебном лесу. Позади комплекса построек южного крыла корпусов, вероятнее всего, размещался хозяйственный двор.

Несколько позже, к 1769 году князь Петр Репнин позади главного дома разбил по всем правилам садово-паркового искусства эпохи барокко большой регулярный сад и устроил каскад из трех прямоугольных прудов. Лесной массив при въезде в усадьбу пересекало традиционное аллейное "трехлучие". На главной аллее при въезде с Калужской дороги были выстроены башни (План Московской губернии Московского уезда 1769 года, хранящийся в РГИА Санкт-Петербурга).

К этому же периоду относится план имения, который называется «Геометрической Специальной Московскаго уезда Чернецкаго стану Сельца Воронцова, Шатилова и Деревни Петровской с Пустошьми Владения Господина Генерал Аншефа Обер Шталмейстера Действительного Камер Гера и Разных Орденов Кавалера Князь Петра Ивановича Репнина Межевания Учиненнаго в 1770 году Апреля 15 дня». В «действительном Владении Сельца Воронцова, Шатилова и деревни Петровской с Пустошьми Состоит Удобной Земли триста тридцать пять десятин двести пятьдесят девять квадратных сажен".

На этом плане имения Воронцово изображен парадный двор с постройками, регулярный парк с прудами в окружении усадебных лесов и полей. Всего княжеской земли вместе с неудобными землями насчитывалось более 372 десятин (см. приложение 1).

В названных селах числится "мужеска пола сто две души". Из этой записи видно, как значительно увеличилось население подмосковной вотчины. Это и не удивительно, ведь для создания архитектурно-паркового ансамбля и ухода за ним требовалось большое количество крепостных крестьян. Нужны были рабочие руки и на своем кирпичном заводе и на усадебной полотняной фабрике «о двадцати станках» (см. приложение 2). Кирпичный завод находился на западной окраине имения. Он поставлял материал для усадебных построек и на продажу. Завод изображен на плане 1770 года.

Наибольшую часть имения в 1770 году занимал лес – около 70 % всей площади и более 237 десятин земли. Пашенной земли числилось около 90 десятин, покосы немногочисленны и составляли около 10 десятин. В описании кроме этого упоминаются огороды, гуменники, коноплянники, фабрика и господский сад.

Очень подробными оказались обнаруженные нами «Экономические примечания, составленные в силу межевой инструкции к генеральному плану Московскаго уезда» 1773 года. В них говорится, что в Воронцове при деревянном господском доме был «регулярной сад здеревьями скотораго плоды употребляютса продомашней расход». До настоящего времени предполагалось, что в боскетах сада были высажены фруктовые деревья. Вновь найденные «Экономические примечания» 1773 года не оставляют в этом сомнений. Называются цены на полотно, которое ткали на усадебной полотняной фабрике. Упоминаются «три пруда в них одни караси», «земля иловатая... Лес дубовой и сосновой, а строеваго годное в отрубе в 6 вершков (около 28 сантиметров – сост.) вышиною в шесть и восемь сажен (до 16 метров – сост.) в нем звери волки, лисицы и зайцы, птицы соловьи, дрозды и перепелы. Крестьяне состоят на работе при фабрике землю всю запахивают. Женщины прядут лен и шерсть для своего употребления и напродажу» (см. приложение 3).

Расположение усадьбы вблизи Москвы, на Калужском тракте в 7 верстах от заставы, позволяло создать здесь не только уютную подмосковную, но и процветающее в экономическом отношении имение.

Марфа Ивановна Репнина была глубоко верующей женщиной. По ее просьбе князь Петр устроил в усадьбе в 1767 году домовую церковь во имя Происхождения Честных древ Животворящего Креста Господня (ЦИАМ, ф.203, оп.755, д.412, л.7, 7об.) После смерти Марфы Ивановны в 1770 году, то есть примерно через 3 года после открытия, церковь по просьбе князя Петра была упразднена. Имущество ее было передано в соседний приходской храм села Тропарево, где впоследствии устроили особый придел во имя Происхождения Честных древ Животворящего Креста Господня. Архивы сохранили уникальный чертеж домовой церкви (ЦИАМ, ф.203, оп.755, д.419, л.6). Храм непосредственно примыкал к усадебному дому. (Там же. Н.А.Скворцов. Уничтоженные в Московском уезде церкви. М., 1902. Ссылка Скворцова на дело архива МДК 21 августа 1777 г.)

После смерти П.И.Репнина (1778 г.) усадьба перешла к его двоюродному брату Николаю Васильевичу Репнину (1734-1801) (Русский биографический словарь. Рейтерн-Рольцберг. СПб, 1913, репр., М. 1998г., с.132).

Князь Николай Васильевич Репнин был выдающейся исторической личностью: талантливым военачальником, участником целого ряда сражений, прекрасным дипломатом и кавалером разных орденов. Уже в 14 лет он принял участие в походе отца Репнина Василия Аникитыча за Рейн для оказания помощи императрице Марии Терезии в борьбе против французов. Он участвовал в набеге на Берлин графа Тотлебена и по отзыву последнего "против прочих многой похвалы себя достойным показал". В 1762 году он был произведен в генерал-майоры и командирован в квартиру Фридриха для переговоров. С этого времени началась его дипломатическая деятельность.

После вступления Екатерины II на престол Н.В. Репнин был оставлен на посту министра при Прусской главной квартире.

Далее его дипломатическая деятельность связана с Польшей; туда он был назначен полномочным министром. Князь Репнин находился в Польше шесть лет и покинул ее фактическим "королем", выполнив точно предписания императрицы. За труды в Польше Николаю Васильевичу были всемилостивейше пожалованы: орден Св. Александра Невского, чин генерал-поручика и 50 тысяч рублей на уплату долгов.

Репнин участвовал в составе Молдавского корпуса в боях за Хотин. В этой войне за "пример мужества, служивший подчиненным к преодолению трудностей, к неустрашимости и одержанию победы" был пожалован орден Святого Георгия II класса. За взятие Килии Репнин был награжден милостивым рескриптом, обещавшим, что "особливые труды князя никогда не будут помрачены в воспоминании" императрицы.

Репнин участвовал в выработке условий Кучук-Кайнарджийского мира. Затем снова участвовал в сражениях. За победу при Мачине он был награжден орденом Св. Георгия I класса. По окончании войны Репнин оказался не у дел и поселился в своем имении Воронцово, где и провел зиму. (Там же, с. 93-116).

Современники отзывались о нем, как о человеке, который был «крайне высокомерен и горяч, но честен и щедр до расточительности». Отмечали также его склонность к роскошной жизни.

В 1773 году в Москве на Ходынском поле в связи с празднованием заключения Кучук–Кайнарджийского мира В.И.Баженовым были сооружены несколько оригинальных павильонов, служивших местом увеселений. Некоторые из историков связывают именно с этим фактом появление в усадьбе князя Репнина Воронцово аналогичных по архитектуре въездных башен с караульнями. (М. И. Ильин. Подмосковье. М., 1963 г., с.306, 307).

В начале 1792 года случилось событие, имевшее влияние на судьбу Репнина – арест Новикова в связи с принадлежностью его к масонской ложе. Принадлежность Репнина к масонству была известна. Следствие доискивалось связи с движением в пользу Павла, подозревавшегося в заговоре против императрицы Екатерины. Среди сторонников Павла было много масонов.

Репнин не был привлечен к дознанию. Императрица лично просмотрела переписку Репнина, и ничего компрометирующего не было обнаружено. Однако, несмотря на все заслуги Николая Васильевича, благоволение Екатерины было утрачено Репниным окончательно. Он был отослан подальше от столицы в качестве губернатора Рижского и Ревельского.

Восшествие на престол императора Павла открывало перед Репниным широкую дорогу. Связь его с Павлом была давней и крепкой. Переписка их всегда носила характер сердечный. Начало царствования было отмечено рядом милостей. Репнин был пожалован в генерал-фельдмаршалы, а в день коронации получил 6000 душ.

Когда крестьянские волнения охватили одиннадцать губерний, государь для их усмирения избрал Репнина. Затем снова – посольская деятельность.

Недовольство Павла Репниным вдруг проявилось в 1798 году: фельдмаршал был отстранен от службы с правом носить общеармейский мундир.

Как известно, Н.В.Репнин подобно своему двоюродному брату, П.И. Репнину, переезжает в Воронцово со своей семьей не сразу после приобретения подмосковной в конце 1770-х годов, а уже на закате своих дней в начале 1790-х годов. Здесь прошли детские годы его внуков Николая, Никиты и Сергея Волконских. Последний из них, знаменитый герой войны 1812 года, стал декабристом.

При князе Николае Васильевиче Репнине в Воронцово произошли значительные перемены. На месте прежнего деревянного господского дома был возведен каменный двухэтажный дом в соответствии с новыми архитектурными веяниями. К регулярному «французскому» саду был добавлен модный пейзажный или «английский» сад, который раскинулся несколько позади главного усадебного дома к югу и к северу от него по берегам усадебных прудов. Вместо трех прудов стало пять (см. приложение 3 настоящей справки. РГВИА, ф.846, оп.16, д.18862, Экономические примечания Московского уезда с краткою табелью и алфавитами. 1800 г., ч.8, с.90-91). Берега водоемов приобрели извилистые очертания. Парк пересекла система живописно изогнутых дорожек, которые подводили посетителя к беседкам и различным садовым затеям. Известно, что один из садовых павильонов назывался Китайским домиком.

Однако, недолго довелось князю Николаю Васильевичу любоваться красотами своей подмосковной усадьбы. В 1801 году 12 мая, вскоре после смерти императора Павла I, в своем имении окончил свои дни опальный фельдмаршал Н.В.Репнин. Похоронили его на Даниловском кладбище в Москве.

С этой кончиной угасала фамилия рода Репниных. Два месяца спустя, 12 июля 1801 года император Александр I, дабы не исчез славный род, издал указ, согласно которому фамилия Репнина была присвоена старшему внуку фельдмаршала, сыну его старшей дочери Александры, князю Николаю Григорьевичу Волконскому. (Княгиня Е.Г.Волконская, "Род князей Волконских").

Старый князь завещал подмосковную своим дочерям: Александре и Дарье. Вскоре по их взаимному согласию усадьба перешла к внучке фельдмаршала Софье Григорьевне Волконской, а от нее – к ее брату Николаю Григорьевичу Репнину, получившему фамилию деда.

В 1802 году молодой князь Николай Григорьевич Репнин (1778-1815) женился на Варваре Алексеевне Разумовской (1778-1864), внучке украинского гетмана. Первая встреча будущих супругов произошла в Воронцово. (Р.Б.С. Рейтерн-Рольцберг. М., 1998, с.118). Варвара Алексеевна любила сопровождать в поездках своего отца, графа Алексея Кирилловича Разумовского, из их подмосковного имения Горенки. Отец графини в ту пору был в дружбе с фельдмаршалом Репниным. Старики между собою решили познакомить и поженить внука и дочь. Сословный брак неожиданно оказался на редкость удачным. Супруги всю свою жизнь, полную странствий, прожили неразлучно в любви и согласии.

В 1805 году Николай Григорьевич направился в действующую армию. В 1807 году в Воронцово по инициативе Варвары Алексеевны Репниной была выстроена (перестроена из садового павильона) новая усадебная Троицкая церковь. («Памятники усадебного искусства», ОИРУ, ак. РККА им. Фрунзе. 1928 г.). С этого момента сельцо Воронцово получило статус села и название Воронцово-Троицкое. Примечательно, что разрешения открыть церковь, Варвара Алексеевна добилась через самого императора Александра I. (РГИА, ф.796, оп.93, д.1032, ч.1, л.6).

Вот что гласит в числе прочего копия «записки, в коей изъяснено, какое заведение княгиня Репнина желает иметь при предполагаемой церкви»:

«1-е. В сельце Воронцове построится каменная церковь во имя Пресвятыя Троицы, при оной церкви учреждения:

2-е. В память покойного генерал-фельдмаршала князя Николая Васильевича Репнина. прибежище для бедных стариков.

3-е. В память покойной дочери моей княжны Марии Николаевны Репниной училище для бедных девушек число оных будет равно числу стариков.

4-е. Оба сии учреждения состоят под главным присмотром священника той церкви.

5-е. Сверх того училище для бедных девушек будет иметь особую надзирательницу.

6-е. Обучают в сем училище: 1.Закону Божьему. 2.Российскому языку.

3.Немецкому языку. 4. Арифметике. 5. Началам рисования. 6. Разным рукоделиям.

7-е. В те часы, которые священник не будет занят училищем, наставляет он крестьян детей села Воронцова, тоже и дворовых людей к оному принадлежащих…в законе Божием, российском языке, арифметике». (РГИА, ф. 796, оп. 87, д. 417, ч. 1, л. 3-4).

Для содержания священника и причта Репниными было внесено в Сохранную казну 15000 рублей, годовые проценты с которых шли на эти цели, а также частично поступали в храм Михаила Архангела соседнего села Тропарева «в удовлетворение за отделение» от их церкви прихожан села Воронцово. (ЦИАМ, ф. 203, оп. 757, д. 2563, с. 28-28 об.).

Для жительства церковнослужителей Троицкого храма на средства помещиков построили два каменных одноэтажных дома (Храм святой живоначальной Троицы в Воронцове. Л. Р. Вайнтрауб, М., 1999, с. 20).

Варвара Алексеевна Репнина, фрейлина и лучшая подруга императрицы Елизаветы Алексеевны, супруги Александра I, во время военных действий русской армии сопровождала мужа в его военных походах. Под Аустерлицем она подбирала раненых на поле сражения, на пути их следования открывала лазареты. Когда князь Николай был ранен и попал в плен, княгиня явилась в расположение неприятеля и потребовала разрешения ухаживать за своим мужем. Наполеону доложили об этом, он лишь улыбнулся, махнул рукой, пробормотав что-то вроде: «Завидую этому русскому!» Затем состоялась личная встреча Бонапарта с князем. О чем они говорили, осталось тайной, но вскоре Н.Г.Репнину была возвращена свобода. (С.Макаренко, Сайт:”People’s History”. Княгиня В.А.Репнина-Волконская, с.6 of 9, http:/ www.peoples.ru/family/children/repnina-volkonskaya/).

«Князь Николай Григорьевич был русским представителем в Касселе при Вестфальском короле, брате Наполеона. Любопытно, что в это время был французским посланником отец Виктора Гюго, и дети Репнины играли с будущим писателем. После взятия Берлина русскими войсками Николай Григорьевич губернаторствовал в столице Пруссии. В 1813 году он вице-король Саксонии, через два года – генерал-губернатор Малороссии. Репнины жили широко, они были столь же расточительны, сколько щедры, и столь же щедры, сколько беспечны. После отъезда их из Касселя было найдено в комоде забытое княгиней в комоде жемчужное ожерелье. Размах их барского житья, сказочные эпизоды карьеры князя делают из Репниных какой-то отклик восемнадцатого века, последнюю вспышку разумовской сказки». (Князь Сергей Волконский. Т. I. Лавры. Странствия. Разговоры. М. 2004 г., с.366,367).

В романе Л. Н. Толстого "Война и мир" написано, что Пьер Безухов, незадолго до Бородинского сражения, "для того, чтобы развлечься, поехал в Воронцово смотреть большой воздушный шар, который строился Леппихом для погибели врага, и пробный шар, который должен быть пущен завтра. Шар этот не был еще готов, но как узнал Пьер, он строился по желанию государя". Шар должен был нанести существенный урон французской армии. С него предполагалось бомбардировать вражеские позиции взрывчатыми снарядами.

Как известно, ни пробный полет, ни запуск шара против неприятеля не состоялись. Ожидания москвичей оказались напрасными. Изобретателя ждала творческая неудача. Когда наполеоновские войска подошли к городу, воздушный шар с материалами и рабочие были на 130 подводах эвакуированы в Нижний Новгород.

Во время Отечественной войны 1812 года усадьба понесла очень большой урон. Село Воронцово, а также принадлежавшие к нему деревни Петровская и Шатилово, были сожжены отступавшими по Старой Калужской дороге войсками французов. (Список сожженных неприятелем сел и деревень. Московский уезд. Московское дворянство в 1812 году. М., 1912. С. 446). Деревни Шатилово и Петровская так и не были впоследствии восстановлены.

Сгорели все деревянные постройки усадьбы. При этом погиб находившийся в Воронцове огромный фамильный архив Репниных, содержавший уникальные документы, в том числе автографы французских философов XVIII века Вольтера и Дидро.

По семейному преданию брат князя Николая, князь Сергей Григорьевич Волконский (1788-1865), успел вывезти часть архива в полтавское имение Яготин. Известно, что наиболее интересные бумаги, находившиеся в Яготине, были опубликованы в 1870-1876 гг. в сборниках Русского исторического общества (Т. V, XV, XVI), издаваемых в Петербурге.

После войны 1812 г. Воронцово было отстроено заново. Восстановлены и вновь построены: главный усадебный дом, гостевые и летние флигеля, Китайский домик, службы, оранжереи, конный и скотный дворы, конюшня, каретник и многое другое.

В связи с тем, что Николай Григорьевич Репнин постоянно находился на военной и государственной службе в Петербурге, в Малороссии и за границей, а его супруга сопровождала его, в управлении подмосковным имением и восстановлении утраченных построек активное участие принимала мать князя, фрейлина императрицы, Александра Николаевна Волконская (1757-1834). На ее попечении во время войны находились дети Николая и Варвары Репниных.

На планах Московской губернии 1818, 1821, 1824 годов мы можем увидеть Воронцово с восстановленными зданиями парадного двора, во главе которых находился господский дом, постройки хоздвора, церковь, регулярный и пейзажный усадебный парк с павильонами а также восстановленное село Воронцово.

По церковной ведомости 1823 года Троицкая в Воронцове церковь показана каменной однопрестольной, крепкой. В приходе при храме состояли 12 дворов с населением 105 человек. (ЦИАМ, ф.203, оп.210, д.117, с.3 об.).

В 1825 году князь Николай Григорьевич Репнин, в то время генерал-губернатор Малороссии, передал свое имение родному брату, генерал-майору Никите Григорьевичу Волконскому. (Там же, д.621, с.4-5 об.).

О князе Никите Григорьевиче известен забавный случай. Когда он, в 1808 году по просьбе Александра I передал от государя письмо Наполеону, то получил при выходе от последнего в дар перстень с очень маленьким бриллиантом со словами: «Возьмите на память от его величества». Волконский нашел, что подарок не достоин посланца российского государя и при прощании отдал перстень сопровождавшему его жандарму со словами: «Возьми на память от русского офицера». Жандарм стал хвастать, дело дошло до Наполеона. По возвращении князя из поездки Александр I, полушутя сказал: «Оказывается вы чуть было не поссорили меня с Наполеоном. Это было неосторожно с вашей стороны. В конце концов, вы не были неправы в этой истории» (Князь Сергей Волконский. Т. 1, Лавры. Странствия, М., 2004, )

Известно, что в середине 20-х годов в Воронцово приезжала на летние месяцы жена Никиты Волконского Зинаида, урожденная княжна Белозерская-Белосельская, одна из культурнейших и интереснейших женщин своего времени. Зинаида Александровна Волконская была известна и своим литературным московским салоном. А.С.Пушкин называл ее "царицей муз и красоты". Сам император Александр I преклонялся перед ее умом, красотой и душевными качествами, не переходя за рамки искренней и преданной дружбы. Княгиня Зинаида Александровна была прекрасной певицей и впоследствии даже пела на итальянской сцене, выступая на своих спектаклях еще и в роли режиссера-постановщика. В 20-е годы она издала роман "Ольга", благодаря которому, ее современники с удивлением открыли в ней незаурядного знатока русского фольклора и русских обычаев. Удивительным было то, что автором романа являлась дама высшего света, аристократка до мозга костей, выросшая и воспитанная заграницей. Кто знает, возможно, именно у крестьян села Воронцово и соседних деревень почерпнула молодая писательница это знание русских народных обычаев, их пословицы и поговорки.

Вот выдержка из письма А.Я.Булгакова, чиновника по особым поручениям при московском генерал-губернаторе, своему брату, от 30 мая 1825 г.: "Были мы у княгини Зинаиды, которая, надо признаться, очень мила. Собирается ехать завтра в Воронцово и жить там лето, если полюбится. Место плоское, было только хорошо отличным содержанием садов и домов; теперь, верно, все это запущено. Однако ежели решится там жить, съезжу посмотреть; я чаю, нет и следов нашего Китайского домика, в коем жили мы с покойным батюшкою". (30 мая 1825 г. "Русский архив", 1901 г., кн. 2, стр. 182-183).

В эту поездку З.А.Волконская выполнила поручение свекрови, Александры Николаевны Волконской, которое та изложила в письме итальянцу Барбиери, воспитателю сына своей невестки, 15 июля 1825 г. из Царского Села:

"Только расчитывая на Вашу любезность, я смогла позволить себе просить Вас через мою невестку княгиню Зинаиду оказать мне услугу разобраться в жалобе, которую мне адресовали мои крестьяне из деревни Воронцово. Заставьте крестьян рассказать, но чтобы ни они, ни управляющий Кошелев не знали, что я Вас об этом прошу..." (Перевод с франц. Цит по изд. Фридкин В. Воронцово. Новый мир. 1987, № 6, с.163)

Тяжелым ударом для старой княгини Александры Николаевны Волконской, фрейлины императрицы, было известие о том, что ее сын князь Сергей Волконский оказался в числе главных заговорщиков во время событий на Сенатской площади в декабре 1825 года. До самой своей кончины она тяжело переживала этот факт.

На цветном плане Москвы 1838 г. (ВИА. Ф.386, оп. 1, д. 3681, л. 1 б. Картографическая съемка Московской губернии, выполненная инженерами Военно-топографического депо в 1838 г.) можно подробно рассмотреть Воронцовский парк, сохранившийся с момента его расцвета с главным домом и службами, каскадом прудов и парковыми павильонами. Изображенная на плане территория усадебного ядра почти в прежних границах, кроме регулярного парка, дошла до нашего времени.

В начале тридцатых годов в судьбе предыдущего владельца Воронцово, князя Николая Репнина, произошел печальный поворот. Был подан донос о присвоении им казенных сумм. Оскорбленный клеветой он подал в отставку и надолго уехал со всем семейством в заграничное путешествие, а затем поселился в одном из своих малороссийских имений. Впоследствии невинность князя Николая Репнина была полностью доказана, но это произошло уже после его смерти.

В 1836 году в Воронцове с согласия князей Волконских к церкви Живоначальной Троицы была нарезана причитающаяся церковнослужителям пропорция земли: церковной усадебной, пашенной и сенокосной (36 десятин), а в 1837 году была выделена земля для церковного кладбища (ЦИАМ, ф. 203, оп. 222, д. 517, уничтожено).

В 1837 году подмосковное имение предков с землей и крестьянами у Волконских купил действительный статский советник Сергей Ильич Муханов (1762-1842). Обер-шталмейстер Сергей Ильич Муханов был лицом весьма примечательным. Во времена Павла I Сергей Ильич Муханов был доверенным лицом императора. Он получил от государя в подарок в потомственное владение 5000 десятин земли в Саратовской губернии. Снискать расположение своенравного монарха, способствовали Муханову природная смелость, любовь к военному искусству и высокие моральные качества.

Началось все с того, что однажды Сергей Ильич, будучи еще полковником конной гвардии, провинился перед императором на одном из парадов. Он отсалютовал царю, сидя на коне, а не встав за похвалу Павла на колени в грязь. На офицере был надет белый гвардейский колет, а до конца парада оставалось еще много времени, и надо было продолжать командовать войсками. Сергея Ильича посадили под арест и сняли орден св. Анны и шпагу. После освобождения он не стал надевать орден на шею. «Что вы делаете? – говорили ему окружающие, - вы себя губите!». Он отвечал: «Если хоть один день нашли меня недостойным носить орден, то не стоит труда надевать его». Впоследствии при аудиенции с императором, Муханов своей речью очень расположил к себе монарха. За 2,5 года своей службы в царствование Павла, он не видал от государя косого взгляда, делал все, что хотел, одевался, как государь не любил, и не слыхал никакого упрека, напротив того, Павел I говаривал, что он никому не верит, кроме двух Сергеев – своему духовнику и Муханову (Муханова М.С. Из записок Марии Сергеевны Мухановой, фрейлины высочайшего двора. М., 1878)

Сергей Ильич Муханов "Росту... был большого и с самой приятной наружностью; имел глаза карие, кроткие и ласковые, характер ровный и чрезвычайно приветливый... В семействе он был настоящим ангелом и другом своих детей: он был очень богомолен, но его любовь к Спасителю была так естественна, как и все добродетели, как будто он не мог быть иначе»,- вспоминала одна из его дочерей. "Я всегда удивлялась его эстетическому вкусу в архитектуре и в живописи; к музыке он имел склонности, но любил садоводство. Вообще он имел в себе что-то привлекательное, что с первого раза его любили и уважали. Одевался он всегда очень аккуратно, так что племянники совестились бывать у него в сюртуках, потому что он сам ходил во фраке..." (Там же с. 52-53).

Глубокая вера подвигла Сергея Ильича на реконструкцию усадебной церкви Троицы, существовавшей в Воронцово с 1807 года. По воле С.И.Муханова в 1838 г. была пристроена к церкви колокольня и придел в честь Сергия Радонежского, небесного покровителя владельца усадьбы (ЦИАМ, ф.203, оп.774, д.2327, с.382).

Настоятелем Троицкой церкви в этот период был о. Алексий Синайский, личность в высшей степени незаурядная. Во время свирепствовавшей в Москве в 1830 году холеры он обратил на себя внимание митрополита Филарета (Дроздова) самоотверженным служением в лазаретах Тульского и Ряжского полков. Из-за смерти полкового священника, о. Алексий исполнял требы у заболевших солдат, участвовавших в санитарном кордоне на подъездах к Москве. За усердное исполнение своих обязанностей он был награжден и назначен духовником благочиния. В 1842 году о. Алексий составил популярный катехизис.

Расположение нового помещика к настоятелю Троицкой церкви о. Алексию в скором времени сменилось неприязнью. Вызвано это было тем, что Мухановы оспорили межевание, произведенное в пользу церкви князьями Волконскими еще в 1836 году. (ЦИАМ, ф. 203, оп. 757, д. 2563, с.1-2, 58). Помещик приказал своим крестьянам пользоваться церковною землей, очень сильно ограничив тем средства к существованию клириков храма. Об этом о. Алексий неоднократно писал в Консисторию. (Там же, оп. 222, д. 544, дело уничтожено). Земельная тяжба длилась около семнадцати лет и окончилась лишь с уходом на покой о. Алексия Синайского в 1855 году. Инициатором конфликта, вероятнее всего, была дочь генерала, Мария Сергеевна, дама эмансипированная и заядлая курильщица. Ведь Муханов купил Воронцово на 75-м году своей жизни, и всеми делами в имении заправляла его энергичная дочь.

После смерти Сергея Ильича (в 1842 году), а затем и его супруги, Варвары Дмитриевны Мухановой (ур. Тургеневой, 1774 – 1845) Воронцово унаследовали их дочери, фрейлины императрицы Марии Александровны (жены Александра II): Мария, Анна, Елизавета и Екатерина. Трое из сестер владели усадьбой до 1867 г.

В 1849 году благочинный о. Алексий жаловался в Консисторию на М.С. Муханову с сестрами, что они обладают церковной землей, «не производя за нее ничего причту», содержание которого «весьма скудно». Действительно, в это время в приходе Троицкого храма состояли всего лишь 13 крестьянских дворов с населением 60 душ мужского пола и 57 женского. В усадьбе Мухановых, «которые здесь не живут», проживали дворовые крепостные люди, вольноотпущенные господина Гедеонова, московские мещане и военные чины (ЦИАМ, ф.203, оп.744, д.2563, с.382 об.).

Из указателя селений и жителей уездов Московской губернии за 1852 год (К.Нистрем) можно выяснить следующее: " Воронцово-Троицкое село 5-го стана, ... крестьян 48 душ муж. пола, 72 жен., дворовых людей 4 муж. пола, 2 жен. пола, 1 церковь, 13 дворов. Господский дом и оранжерея. 7 верст от Калужской заставы на Старокалужской дороге."

Примерно после 1852 года был утрачен главный усадебный дом и с тех пор более не восстанавливался. В 1864 году Мухановы совершили частичную продажу земли крестьянам села Воронцово (около 1/3 площади усадьбы). Крестьяне получили участки в трех местах имения: в районе самого села Воронцово, и рядом с огородами сгоревших деревень Шатилово и Петровское. Указанные земли издавна обрабатывались крестьянами, но не принадлежали им. (ЦИАМ. Ф. 66, оп. 5, д. 1706)

К 1867 году усадьба перешла во владение купца 1-й гильдии фабриканта и почетного гражданина Григория Михайловича Сушкина (ЦИАМ. Ф. 11, оп. 6, д. 377, л.101 об.-102). Сушкин, помимо всего прочего, был церковным старостой воронцовской церкви. По его инициативе в мае 1884 года из Троицкого храма в Оружейную палату кремля было пожертвовано уникальное полотно-знамя с изображением Спасителя времен князя Пожарского. За это он получил денежное вознаграждение (ЦИАМ, ф.203, оп.668, д.134, л.1-5). Святыня, скорее всего, поступила в церковь от князей Репниных, предки которых отличались ратными подвигами, участвуя во многих сражениях русской армии в XVII-XIX столетиях.

Известно, что в конце девятнадцатого века Воронцово, утопавшее в зелени лесов, с его историческими постройками, живописными садами и прудами имело репутацию прекрасного дачного места.

Впоследствии у Сушкиных усадьбу купил торговый дом «Карл Тиль и компания». На копии «Плана хозяйства на лесную дачу при селе Воронцове-Троицком…» 1895 года показано, что в усадебном парке произошли некоторые перемены: при въездной аллее и возле северной церковной просеки «трехлучья» было выстроено 10 дачных домиков. При этом «пропала» в лесном массиве южная лучевая просека. Главного дома не было. Все остальные постройки парадного двора были сохранены (ЦИАМ, ф.364, оп.21, д.250).

Новые владельцы, судя по плану, намеревались в течение 10 лет с 1895 по 1904 годы вырубить воронцовский лес, располагавшийся в южной половине имения. Рубка, к счастью, не состоялась и ее перенесли на 1908-1917 годы. Лес, несмотря на это, был сохранен для другой, более полезной цели, о чем будет сказано ниже.

Из исправлений на плане 1895 года можно сделать вывод, что около 1908 года Воронцово приобрел Александр Ильич Вахрушев, зажиточный крестьянин Вятской губернии. Вахрушев был выбран старостой Троицкой церкви. При нем сохранялся прекрасный регулярный и пейзажный парк Воронцово с системой прудов. В лесистой въездной части продолжали функционировать 10 дачных домиков. Вся усадьба утопала в зелени садов и лесов. (РГИА, ф.596, оп.14, д.5372, л.5. План на лесную дачу Московской губернии и уезда Зюзинской волости при селе Воронцове, Троицком тож, мерою 244 дес. 1448 кв. саж. земли, принадлежащей Александру Ильичу Вахрушеву).

Впоследствии имение Воронцово приобрел за 250 тысяч рублей богатый юрист, присяжный поверенный Евгений Адамович Грюнбаум. (Усадебное ожерелье юго-запада Москвы. М., 1997. С. 81). В 1911 году он обращался в Московский земельный банк с просьбой о выдаче ссуды под залог имения. Банк определил размер ссуды в 150 тысяч рублей и выдал ее на 66 с половиной лет сроком с 1 января 1911 г. (ЦИАМ, ф. 277, оп.6, д. 400). Затем в сентябре 1912 года Е.А. Грюнбаум застраховал свою недвижимость в Московском от огня обществе и Обществе «Саламандра». При этом было составлено описание земель и строений усадьбы (см. приложение 4).

Наибольшую ценность этого документа, обнаруженного нами и до сегодняшнего дня неизвестного исследователям, составляют планы имения 1912 г. На них изображены планы исторических и других зданий центрального усадебного ядра: флигелей, корпусов, кухонь, новых оранжерей и множества служебных построек. Грюнбаум также заново отстроил не действовавший многие годы кирпичный завод.

5 марта 1912 года Евгений Адамович получил официальное разрешение на строительство целого дачного поселка в воронцовском лесу, подходившем к усадьбе с юга. (РГИА, ф.596, оп.14, д.5372, л.2. «Проект разбивки на усадьбы лесной дачи при селе Троицком Воронцове Московской губернии и уезда Зюзинской волости владения Присяжнаго Повереннаго Евгения Адамовича Грюнбаум». 1912 год)

В книге «Населенные местности Московской губернии, составленной Пенкиным Б.Н. в 1913 г.», стр.39, читаем: «Село Воронцово-Троицкое Зюзинской волости 5-го стана, находится в 5 км от волостного правления, число дворов 33».

Незадолго до революции новым хозяином Воронцово стал коллега Грюнбаума, присяжный поверенный Николай Михайлович Пыльцов. В 1908 году Пыльцов женился на одной из дочерей известного промышленника, купца и мецената Г.И.Хлудова – Любови Герасимовне (1859-1931), вдове Н.А.Лукутина (1853-1902), надворного советника и купца второй гильдии, владельца фабрики изделий из папье-маше в Федоскино. В 1911 году Пыльцовы построили усадьбу Любвино возле Тучково по проекту архитектора А.Э.Эрихсона в стиле неоклассицизма.

На «Плане поселка Воронцово…владения Н.М.Пыльцова», который «снят с натуры в 1913 году», видно, что новый дачный массив с сетью улиц располагался там же, где его задумал Грюнбаум. В усадебном парке в районе каскада прудов изображено несколько новых дачных домиков. (РГИА, ф.596,оп.14,д.5372, л.3. План поселка Воронцово владения Н.М.Пыльцова, 1913 год).

Как видим, Воронцово во второй половине XIX – начале XX веков представляло собой процветающее доходное имение.

После революции 1917 года бывшая усадьба начала постепенно приходить в упадок. В 1920 г. в ней была размещена Биостанция (впоследствии Лаборатория НИИ растений). Одновременно в Воронцово существовал свиносовхоз, находившийся в ведении ОГПУ-НКВД. На территории усадебного комплекса появились постройки, исказившие его облик.

В октябре 1933 года Лебедевым А.Т. производилась фотосъемка Троицкого храма. В январе 1934 года его арестовали за то, что он «фотографировал преимущественно места сломов церквей, соборов и других памятников старины, причем фотографировал их так, что фотоснимки являлись наглядным пособием некультурности большевиков и советской власти в целом, не способных ничего построить нового и разрушающих старое (ЦА ФСБ РФ №Р-16882 – цит. по Гончаров В., Нехотин В. Просим освободить их из заключения. Письма в защиту репрессированных. М., 1998, с.183-185). Собрание негативов Лебедева А.Т. в настоящее время хранится в фондах фототеки ГНИМА им. Щусева.

На геодезическом плане 1940 г. видны серьезные перемены, которые произошли в Воронцово в советское время. Разрослись исторические деревни, постепенно сведены воронцовские леса: исчезли лесные массивы, которые подходили к парковому ансамблю с юга и севера, являясь его естественным продолжением. На месте южного лесного массива появилась плотная группа построек барачного типа, подступавшая к архитектурному ансамблю. Не просматриваетcя воронцовский регулярный парк. В довоенный период усадьба еще находится за городской чертой Москвы.

Генеральный план развития Москвы 1935 года предопределил развитие города в юго-западном направлении. В послевоенные 50-е годы начался бурный рост жилищного строительства Москвы.

В 1958 году по территории парка прошла высоковольтная линия электропередач (110 Квт).

В 1960 году была установлена новая городская черта по проектируемой Московской автомобильной дороге. В результате усадьба оказалась на московской территории.

На геодезическом плане 60-х годов видна наступающая с севера жилая массовая застройка. Начал обстраиваться жилыми домами Ленинский проспект. Еще сохранялись исторические деревни: Воронцово, Семеновское, Беляево, Коньково, Деревлево, Тропарево и историческая трасса Большой Калужской дороги. Не менялась планировка и исторические сооружения уцелевшего ядра бывшей усадьбы. В этот период территория Воронцово входила в границы двух владений: подсобное хозяйство НИИ "Витамины" и совхоз «Коммунарка».

В 60-е годы архитектурный ансамбль усадьбы был поставлен на охрану государством как памятник архитектуры (охр. № 399/1-12).

Генеральный план Москвы 1971 г. определил дальнейшее развитие столицы в ее новых границах. В соответствии с планировочным решением юго-западных районов территории Воронцовского комплекса отводилось место парка планировочного района, окруженного кольцом жилой и промышленной застройки.

В 1972 г. была установлена охранная зона памятника и закреплена в красных линиях. В 1977 году НИиПИ Генплана г. Москвы была осуществлена попытка установления зон регулирования застройки памятника. Однако, решение не было принято в результате отрицательных согласований ГлавАПУ г. Москвы и Моспроекта-1.

В 1979 году решением № 3 от 02.01 Мосгорисполкома усадебный комплекс был поставлен на охрану государством как памятник архитектуры и садово-паркового искусства.

В 1986 году "Проектом установления красных линий границ памятников садово-паркового искусства и их зон охраны" была установлена в красных линиях граница территории памятника бывшей усадьбы Воронцово.

В 80-е годы происходил процесс уплотнения жилой застройки и в ряде случаев отказ от принятого в Генплане Москвы (1971г.) функционального зонирования территорий. В результате резервируемые под развитие озеленения участки у северных (на базе фруктовых садов) и южных границ воронцовского ансамбля были застроены зданиями повышенной этажности. Таким образом, отсутствие необходимой системы зон охраны привело к недопустимому приближению современных зданий к памятнику. Процесс уплотнения застройки вокруг Воронцово не останавливается и по сей день.

Собственно территория памятника сегодня составляет около 40 га. Воронцово имеет статус парка районного значения. Его уникальные природные и исторические особенности привлекают огромное число посетителей – фактически жителей густонаселенных прилегающих районов. Это, к сожалению, создает несоразмерную с площадью объекта громадную рекреационную нагрузку.

В 1983 г. В/О "Леспроект" разработало историко-архитектурный план усадьбы Воронцово (М 1:500). В работе выполнены исследования исторического развития усадебного комплекса, проведен ландшафтный анализ территории, даны рекомендации по уходу и восстановлению паркового ансамбля. Однако, проводимые в парке работы по благоустройству и озеленению в большинстве случаев не учитывают этих рекомендаций.

В исторических постройках и в возведенных в 50-е годы на территории бывшей усадьбы трех 2-х этажных сооружений (до недавнего времени жилых домов) сейчас располагаются различные организации. С 1983 г. основным арендатором памятников архитектуры являлось специализированное предприятие "Ремэнергомеханизация" Минэнерго России (конторские помещения).

В 1985 г. Моспроектом-2 (М-13) был разработан проект реставрации памятников архитектуры Воронцово. К настоящему моменту восстановлен один из флигелей усадьбы. Отреставрированы въездные ворота и северный флигель.

В Троицкой церкви с. Воронцово последнее богослужение было совершено в 1938 г. (Московский церковный вестник. 1991 г., №17, с. 8). В 1968 г. здание храма занимала фабрика детской игрушки. При вынужденном переезде фабрики в 1976 году, храм был варварски разрушен (Памятники архитектуры г. Москвы, состоящие под государственной охраной. М., 1980, с.108). В ноябре 1990 г. Троицкий храм решением Мосгорисполкома был передан Русской Православной церкви. Так как чертежей здания не сохранилось, в его восстановлении очень помогли фотографии Лебедева А.Т., выполненные в 1930 г. К настоящему времени церковь отреставрирована, освящена и функционирует. Несколько лет назад недалеко от храма был установлен памятный крест в честь жителей Черемушкинского района, погибших при ликвидации последствий Чернобыльской аварии.

В октябре 1990 г. Черемушкинский Совет народных депутатов принял решение о создании акционерного общества "Парк Воронцово". Общество создали три учредителя: Черемушкинский районный совет, международный фонд "За выживание и развитие человечества" во главе с митрополитом Питиримом и "Ремэнергомеханизация". Одна из главных задач общества – возрождение памятника архитектуры и садово-паркового искусства Воронцово.

В 1991 г. по заказу НИиПИ Генерального плана г. Москвы был разработан "Проект зон охраны памятника архитектуры и садово-паркового искусства бывшей усадьбы Воронцово" и "Историко-архитектурные исследования и ландшафтный анализ территории бывшей усадьбы "Воронцово". Также был разработан "Эскиз застройки культурно-делового центра "Воронцово" и проектные предложения по возрождению и рациональному использованию в современных условиях паркового ансамбля "Воронцово" и прилегающих к нему территорий".

Наши партнеры